Четверг, 15.04.2021, 11:08
Приветствую Вас гость | RSS

РОДНОЙ БЕРЕГ

Общественное движение жителей южного берега Финского залива

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Темы
Сосновый бор ЛАЭС АЭС градирни экология Атом референдум Соб. инф. градирни ЛАЭС-2 инициативная группа Лебяжье собрание ЛАЭС-2 переименование Родной Берег митинг благоустройство Росатом чернобыль атомная энергетика г.Сосновый Бор круглый стол антиатом отходы Кириенко Водный кодекс солнечная энергия Беню Крика велоакция ВИЭ возобновляемые источники энергии Тик Ростехнадзор демонстрация местный референдум безопасность АЭС Титан-2 опрос пикет коррупция прокурор суд ОВОС сша Фукусима Япония СПбАЭП листовка РАО НО РАО ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО РосРао ОЯТ Атомград Соб.инф. взрыв на АЭС бельгия ЗакС балтийская аэс E-Cat альтернативная энергетика генератор Росси Росэнергоатом безопасность Форум-Диалог атомная энергия Спецстрой России ПЗРО радиоактивные отходы Общественный совет депутат рабочая группа Совет депутатов мокрые градирни отказ от атомной энергии собрание жителей Финляндия Италия тв Всемирная ассоциация операторов АЭС социальная политика общественные слушания обрушение БАЭС Зеленый Мир Атомэнергопроект TEPCO могильник яблоко ДДОС-атака Генподрядчик Роэнергоатом грунт Экомет-С первый энергоблок второй энергоблок вывод из эксплуатации рабочая группа по градирням Асмолов ПЗРО г.Сосновый Бор

Каталог файлов

В начало » Файлы » Документы

Прения сторон, Круглый стол (часть 1) 09.07.2010
18.08.2010, 20:59

Стенограмма выступлений (реплики, ответы на вопросы) на Круглом столе 09.07.2010 в г.Сосновый Бор представителей различных организаций - Росатома, СПбАЭП, ЛАЭС-2, Родного Берега, Зелёного мира, Зелёного креста, депутатов:

Тарасов О. А. - «Родной Берег», журналист

Чурилова С. В. - главный эксперт управления информации и общественных связей концерна Росэнергоатом

Шавлов М.В., Полтараков Г. И., Лемберг Г.М. - ветераны атомной энергетики, «Родной Берег»

Зимин В.Л. - "Зелёный мир"

Вовк Н. П., Маврина Т.В. - депутаты сосновоборского Совета депутатов

Шевчук Ю.С. - "Зелёный крест"

Кузьмин Н. А. - депутат Законодательного собрания Ленинградской области

Казарин  А.М.  - ГИП ЛАЭС-2

Блинова Л.Д. - специалист-эколог

Черников О. Г. - гл. инженер дирекции строящейся ЛАЭС-2

Титов В. - руководитель проектов управления по работе с регионами госкорпорации «РосатомТитов В. - руководитель проектов управления по работе с регионами госкорпорации «Росатом»

Тарасов Олег Алексеевич, активист «Родного Берега», журналист

    Выступаю по поручению «Родного Берега». Поскольку наша поездка в Удомлю на КАЭС имела цель как раз ответить на вот эти вопросы, которые здесь были сегодня освещены достаточно подробно, поэтому я коротко скажу о результатах нашей поездки в Удомлю и сразу сделаю определенные вопросы авторам проекта и другим участникам нашей встречи.

В Удомлю ездила группа Родного Берега, депутаты, атомграда, то есть представители общественности города. Спасибо корпорации Концерну за то, что все было хорошо организовано.

Первое – мы видели КАЭС в хороший светлый солнечный день. Градирни являют собой достаточно красивое зрелище. Но градирни там несколько другие. Поскольку они построены для защиты двух озер: Удомля и Песьва. Когда озера начали перегреваться, поставили две градирни. Они работают только в полугодовом режиме, зимой не работают.

Специалисты на совещании сказали – «мы не знаем, как они ведут себя зимой». (Хотя было время, когда они там и зимой работали, нам просто об этом не рассказывали). Там факторы обледенения, обрастания водорослями просто не исследуются.

   У нас будет своя картина деятельности градирен, поэтому прямые аналогии здесь трудно проводить. 

Смотрите – с 8 сентября не прошло и года, как уже с 200 тысяч кубов расхода  воды через градирни цифра эта уменьшилась до 170 кубов, снизились расчетные цифры. Одну градирню вообще уже убрали, одна «подросла» до 170 метров. Происходят буквально на глазах быстрые изменения цифр, что в принципе напоминает лакировку действительности.

Мы ни в коей мере не умаляем значимости теоретических расчетов, мы просто поехали на КАЭС и слушали специалистов. Они нам рассказали хорошую нормальную характеристику работы станции. Но мы побывали и в деревне Ряд, которая расположена в 2-3 км от градирни. Нам ранее сообщали об этой территории.

На месте, не дадут соврать представители, Росатома случайные люди рассказали о довольно неблагоприятной картине. Картина такова, что переувлажнение в этой деревне периодически случается действительно, и от испарения озера, и от факела градирен.

Факел растягивается на значительно большую величину, чем даже говорили нам на станции. У них максимальное распространение факела – 4,2 км, и это – около 10 % времени в году.

Но жители сказали, что переувлажнение там идёт чаще. При определенной температуре и направлении ветра сидят под факелом градирен. Лес вымокает. В лесу, как нам сказали, белая черника растет. Но это опять-таки слова простых жительниц. 

Мы 4-5 человек опросили и нам так сказали. Косвенно подтвердил то же самое в разговоре уже в администрации – замглавы сказала, что лес вымок, там развелись бобры и там наводят большой шорох в связи с переувлажнением.

    Про наш проект, что хотелось бы сказать. В сентябре 2009 года на семинаре нам сказали, что сравнительной характеристики сухих и влажных градирен не существует. Видимо, уже после этого семинара были произведены сравнительные характеристики. Вот вы сказали, что был анализ и, в частности, обнаружено, что сухие – в три-пять раз дороже, отсутствует опыт эксплуатации сухих градирен (вообще это некоторые вопросы вызывает). А как же миллионник – сухая градирня в Китае построена, а на угольных станциях – вообще нельзя влажные градирни строить. То есть опыт сухих градирен есть, и для нашего климата практически не изучен опыт влажных градирен. На чужой опыт нам ссылаться невозможно. Наверное, их бы приветствовали не только виноградари Франции, но и бахчеводы Астрахани, да и в любом сухом жарком климате. Но у нас-то солнечных дней и так кот наплакал. Казарин тогда (на семинаре 8 сентября 2009 года) признал, что наши градирни – экспериментальные, никто не знает их последствий, никто, кроме компьютерного расчета не проверял цифры. Поэтому эксперимент в Сосновом Бору может закончиться плачевно. Поэтому мы в Сосновом Бору – для нас только сухие градирни.

   Это тот вопрос, о котором президент говорил – только современные технологии, нацеленные на завтрашний день. Пусть дороже, но это наши бюджетные деньги. На наши бюджетные деньги пусть нам строят дорогую градирню. Нам не нужно душегубку строить на нашей земле, пусть построят экспериментальную, на весь мир, может быть, она прогремит – сухую градирню, которая будет и дополнительную прибыль приносить. – она дает огромное количество теплого сухого воздуха, можно построить теплицы.

185 миллионов кубов пара будет вылетать с наших четырех миллионных блоков, вместо этого мы можем получить 8,8 миллиона тепловых киловатт сухого воздуха для создания в нашем городе города – солнца.

Родной Берег призывает – приостановить строительство первой влажной градирни, строительство которой опережает строительство блока. Просмотреть проект, рассмотреть вопрос о прямоточной системе с изменением водного кодекса, как сейчас к тому склоняется Росатом.

 Чурилова Светлана Викторовна, главный эксперт управления информации и общественных связей концерна Росэнергоатом

 - Олег Алексеевич, мы с Вами, хотя и подружились в поездке. Но я все равно прокомментирую некоторые Ваши высказывания, поскольку они не совпадают с моими представлениями и с представлениями моих коллег в этой поездке. Я очень уважаю Вас, как специалиста и очень ценю Ваши труды журналистские, но Вы на самом деле большой специалист в технике постановки вопросов. И Вы знаете, что существуют вопросы закрытые и открытые. Закрытые – это когда человек вынужден говорить «да» или «нет» в заданной вами тематике, тональности вопроса. А открытые – это когда Вы его спрашиваете и он говорит то, что думает. То есть Вы его не наводите на вопрос. Вот Вы задавали очень профессионально вопросы закрытые. Я Вам об этом говорила. И, честно говоря, не думала, что Вы сейчас опять начнете некоторую подмену тезисов использовать.

   На самом деле, когда Вы задавали вопросы той женщине, Вы ведь не сказали, что ей далеко за 70. Она в лес уже давно не ходит. Для нее дай бог дойти до остановки автобусной, это целое мероприятие. Она и знать не знает – что там на самом деле в лесу.

   А когда сказали про белую траву, я попросила сразу операторов снять эту белую траву. Так не нашли.

            Поэтому коллеги, я понимаю, что взгляды у нас могут различаться, но давайте все-таки разговор вести принципиальный, честный.

 Полтараков Геннадий Иванович, «Родной берег»

   Я участвовал в этой поездке. Пример Удомли не очень подходит для нас. Во-первых, разные площадки. Ведь Калининская АЭС является единственным. У нас же в сосновом Бору 4 уран-графитовых блока, НИТИ, ЛСК, Экомет - С, будущий полигон для сухого хранения отработавшего ядерного топлива. Все это в той или иной степени является источником радиационных аэрозолей.

   Капельный выброс из градирен будет вести к осаждению этих аэрозолей в районе, где находятся действующие объекты и предприятия промышленной зоны, и сады-огороды, и город Сосновый Бор.

   Удомля расположена с наветренной стороны по отношению к КАЭС, то есть преобладающее направление ветров от КАЭС – от Удомли в леса. В то время как Сосновый Бор, предприятия промышленной зоны, многочисленные садоводства  находятся с подветренной стороны от ЛАЭС и будут находиться в зоне преобладающих осадков  и осаждений из градирен.

   Жители поселка Ряд, расположенного с подветренной стороны КАЭС жаловались на повышенную влажность, сырость, гниение деревянных конструкций, отслаивание штукатурки. Самый яркий пример – сельсовет, с которого штукатурка валится. И если это не влияние влажности, то влияние отношения концерна к этому поселку.

    На ЛАЭС-2 предлагается использовать морскую воду из Финского залива.  Ссылки на низкое солесодержание не всегда убедительны – нужно учитывать эффект упаривания. С паром уносится мало соли, соль уносится с каплями. Оставшаяся соль концентрируется, и ее концентрация зависит от величины продувки градирни – сколько мы будем продувать и сливать назад в залив.

Еще важное обстоятельство, что на КАЭС сейчас приходится 2 действующих градирни на три рабочих блока. Фактически блоки у них работают на прямоток, то есть по той же рабочей схеме, по которой работают сейчас блоки ЛАЭС. Но из общего сбросного канала часть воды отбирается на градирни для того, чтобы снизить температуру в озерах до 32 градусов, иначе будет без этих градирен – 39 градусов. А зимой градирни не работают на КАЭС. У них регламентом запрещено включать градирни при температуре ниже плюс 10 градусов Цельсия. В апреле они только включают эти градирни, а в октябре они их обязаны отключить.

А мы-то будем эксплуатировать градирни круглогодично. И будет обледенение в первую очередь ЛЭП и другого электрооборудования открытых распредустройств, которые рядом расположены, а это прямое влияние на безопасность. Мы знаем, например, что на Чернобыльской АЭС второй блок в свое время был разрушен от того, что не успели отключить разъединитель, а генератор включился самопроизвольно. Произошел сильный динамический толчок, в результате чего возник пожар, и второй блок вслед за 4 блоком очень быстро вывели из строя. Вот если у нас будут примерзать разъединители, будут происходить короткие замыкания вследствие оледенения, в том числе и налипания льда на провода, то это безопасности нашему городу не прибавит.

Я считаю, что была сделана стратегическая неправильная ошибка выбора места строительства данных энергоблоков. Сэкономили на площадке, а произошел переход количественных изменений в качественные. Один блок ВВР 640 – это совсем не то, что четыре блока по 1200 мегаватт.

 Зимин Владимир Леонидович, «Зеленый мир»

Меня насторожило, что речь-то идет о градирнях  - сухих либо мокрых, но в сообщении А. Казарина прозвучало, что неплохо бы вернуться к прямоточному водоснабжению станции, забирая воду так же, как это делается сейчас на первой действующей ЛЭАС.

Я хочу высказаться в защиту статьи 60 водного кодекса. Нельзя сейчас принять такие поправки. Потому что, может быть наше законодательство и не всегда совершенно, но в данном случае это шаг вперед – статья запрещает даже проектирование прямоточных систем технического водоснабжения. Почему? Потому что мы до сих пор не умеем еще считать по-настоящему ущерб, наносимый такого рода водозаборами водным экосистемам.

Замечу, что результаты многолетних, 25-летних наблюдений за изменениями ихтиоценоза, планктона, химических характеристик (есть ссылки на соответствующую литературу). – понимает, что возвращение к прямоточному охлаждению – это шаг назад. И тут нужно думать о другом – как совершенствовать техническую сторону.

Вовк Николай Петрович, депутат сосновоборского Совета депутатов

Хотел бы больше остановиться на нашей взаимодеятельности с «Росатомом». Напрягает то, что нас держат за аборигенов, которым покажут бусы и огненную воду, и «все прокатит». А. Казарин сказал, что сухие градирни не обеспечат мощность. Вопрос – сколько их для этого нужно. То есть вопрос охлаждения решает проект. Спланируйте 20-30 таких градирен, и они обеспечат нужную мощность.

Мы сегодня ждали того, чего не было раньше.

На слушаниях по ЛАЭС-2 в ДК мы задавали вопрос – почему нет комплексной экспертизы по воздействию на экологию нашего вопроса – о чем говорил Геннадий Иванович. О ряде вредных производств в нашем регионе. Везде на этот вопрос нам говорят – «такая экспертиза есть». Но где? Приведите документ. Дайте нам таблицу – четко по каждому объекту единичное воздействие плюс суммарное – и как это отразится при эксплуатации (ЛАЭС-2) 5, 10, 15,с 20, 30 лет. Ничего этого нет. После этого нам говорят, что мы должны доверять специалистам.

Но как доверять, если на слушаниях в ОВОС (для ЛАЭС-2) мы видим такие сведения об объектах, которых уже давно нет, а они включены в ОВОС. У нас уже нет детского санаторного садика и лагеря в Систа-Палкино и двух баз отдыха. А по документам планируется, что все это есть и дети будут оздоравливаться. Но им негде оздоравливаться. Исходные данные закладываются неправильно – и как после этого доверять специалистам.

Требование по пункту 3.2.2 в положении об ОВОС сказано, что исследование должно включать анализ состояния территории, на которую может оказать влияние хозяйственная и иная деятельность … У нас идет физическое старение энергоблоков. Население начинает связывать этот процесс с сообщениями Ростехнадзора о пяти нарушениях в работе атомных станций в январе 2009 года. Четыре из которых произошли на нашей станции. Где, хотя бы раз мы слушали, что при каких-то выбросах, при аварийной ситуации – как это отразится на факеле градирен.

Теперь сложатся выбросы от ЛАЭС и ЛАЭС-2. То есть влажный пар от градирен – наложится на радиоактивные выбросы от двух работающих ЛАЭС.

Вы упомянули 60-ю статью Водного кодекса. Были ли попытки в Госдуме ее изменить? 

Лемберг Геннадий Моисеевич,  ветеран атомной энергетики

О площадке. Гензастройщик НИТИ, ЛАЭС, ЛСК, - ВНИПИЭТ. Лет 8 назад нам надо было поставить градирни на 80 тонн в час испаряемой влаги. ВНИПИЭТ категорически запретил это делать по причине наличия рядом ЛЭП, ОРУ 330, ОРУ 750. как мне известно, проект ЛАЭС-2 с ВНИПИЭТОМ не согласовывали.

Второе – должен напомнить, что есть документ, он называется «Общие положения обеспечения безопасности атомных станций» - документ верхнего уровня. Пункт 1.2.5 гласит: «технические решения, принимаемые для обеспечения безопасности атомной станции должны быть апробированы прежним опытом или испытаниями. Если этого нет – опытом эксплуатации прототипов и в соответствии с требованиями нормативных документов.

Такой подход должен применяться не только при разработке оборудования атомных станций, но и при изготовлении сооружений станций, их эксплуатации и так далее.

В связи с этим – где работают градирни в стране на морской воде? Их нет. Где данные опыта эксплуатации градирен на морской воде, где программы их подготовки к эксплуатации,  промывки, наладке, очистке оборудования?

Гипохлорит натрия – это сказки для детей. Гипохлоритом питьевую воду надо готовить. А морская вода у нас на сороковые отметки забрасывает и камни, у вас написано – система механической очистки, но простите, это ведь не вращающиеся сетки? Там ведь и рыба будет, там и камни будут, и водоросли будут.

Где межремонтный срок работы градирен на морской воде? Какая коррозионная стойкость оборудования?

И последний вопрос – самый главный – суммарное воздействие на окружающую среду.

   Скажите, пожалуйста, какую преграду вы поставите облаку, если до нас доходят кислые дожди от Кингисеппа? И это прекрасно знают наши садоводы и огородники.

 Шавлов Михаил Владимирович, ветеран атомной энергетики - (бывший начальник ПТО ЛАЭС)

Меня никто не заподозрит, что я зеленый или Родной Берег, я всю свою жизнь проработал в атомной энергетике и был неплохим специалистом. Александров в своё время по моим расчетам отменил эксперимент, который мог привести к сложнейшей аварии в Красноярске-26 (показывает снимки с факелом градирен в Удомле, комментирует мощность и длину факела).

В деревне Ряд мы, извините, никаких вопросов наводящих не делали, подошли прямо к автобусной остановке, где было 4-5 женщин, и спросили – как вы относитесь к градирням. Они сказали – плохо. Белье не сохнет, влажность в квартирах, плесень, гниют деревянные конструкции, в лесах черника с белым налетом, горькая, есть невозможно.

Голиков недавно в «Маяке» говорил – что тут беспокоиться, понимаешь, 30 гектаров леса испаряют столько, сколько одна градирня. Но лес испаряет тогда, когда низкая влажность в атмосфере, а когда она близко к 100 процентам, то лес не испаряет, а заболачивается. И это в Удомле существует – лес заболачивается. Факел достигает до 15 км.

И те градирни (в Удомле) не привязаны к мощности реактора, а у нас будет четкая привязка к мощности реактора.

На КАЭС можно и разгрузить, и остановить градирню, но нашу градирню не остановишь. Это не соответствует той компьютерной системе, которую нам тут показывают.

У нас в Сосновом Бору большие, мощные ветра. И все это принесет на наш город, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Еще хочу сказать – а как же это вы снизили мощность теплового сброса на градирни? Если 4 блока по 1миллиону 200 тысяч киловатт каждый сбрасывают по второму началу термодинамики 8,8 миллионов киловатт мощности (а это эквивалентно всей электрической мощности Ленэнерго), которую неизбежно можно снять только испарением, интенсивной продувкой и форсажем воздуха, который можно нагреть через градирни. Так каким же образом из 300 тысяч тонн воды в сутки снизили до 170 тысяч тонн в сутки. Мне это непонятно. Что - увеличили продувку. Или тягу? Но тогда и капельный унос должен увеличиться. Лапшу на уши нам вешать не стоит.

У нас градирни будут работать круглогодично и будут обрастать водорослями и ракушечником. Схема очистки градирен – однозначно – кислотные промывки. Периодичность промывок – раз в четыре года. Получается каждый год мы один блок из четырех  должны промывать при действующих других работающих блоках. Куда пары кислотные пойдут? На это же облако. И нас ожидают кислотные дожди летом (потому что этим нужно заниматься летом).

Поэтому единственная для нас возможность – ликвидация первой градирни, этого монстра в окружении разнообразных радиоактивных выбросов.

Когда канал 13 33 на блоке № 1 мы не уберегли, то радиоактивным факелом достали Финляндию. Теперь она может спать спокойно.

А канал 43 16 на третьем блоке сожгли, то же самое – выбросы были хорошие,  теперь все могут спать спокойно. Только сосновый Бор должен отсюда эвакуироваться в данной ситуации.

И никто не пересматривает обеспечение безопасности действующей станции. Все ОК. Почему такое отношение к населению и к Сосновому Бору? Я хочу, здесь выступая, вас защитить от технической безалаберности, которую здесь предусматривают.

Создается мощный выброс, сравнимый с исландским вулканом, который 35 миллионов тонн выбросил за 5 суток, а у нас 300 тысяч тонн воды выбрасываться будет в сутки – это сотая часть практически от выброса вулкана. Но там нет конденсации, а у нас пойдет конденсация. Там дошло облако до границ нашей страны, а наше так далеко не дойдет. Зависит от погоды. В жаркую – уйдет далеко и будет влиять, как говорится, на Киотский протокол, а в холодную – погоду, мокрую (а мы живем в почти морском климате) – лучше у нас не будет.

Если мы сейчас плюемся тихонечко и взад, то тогда мы будем, все 67 тысяч населения соснового Бора прямо в лицо будем плеваться тем, кто создал такое.

 Шевчук Юрий Сергеевич, председатель Северо-Западного отделения международного Зленного креста, член общественной палаты Ленинградской области

Ничего не могу сказать по поводу технических решений – мокрые или сухие градирни…это для меня темный лес.  Специалистам я доверяю и с одной и с другой стороны. Но по поводу статьи 60 водного кодекса могу сказать, что статья нуждается в уточнении. То, что оборотная система охлаждения лучше прямоточной, никто в этом не сомневается. Это касается в основном промышленных предприятий, когда идет загрязнение сточными водами. В данном случае идет тепловое загрязнение окружающей среды. Но далеко не всегда оно представляет  опасность для окружающей среды.

Статья 60 нуждается в поправках, и она будет изменена, я думаю, что это дело полугода. Может быть, поэтому и не стоит так копья ломать по поводу сухих и влажных градирен. А что касается особой экосистемы Копорской губы, которая так сложилась, потому что она отапливается поневоле от ЛАЭС, то она как уникальный объект уже занесена в Википедию и ученые изучают ее, сложился определенный биоценоз и интересно посмотреть – что дальше будет.

Продолжение ...

Категория: Документы | Добавил: Дмитрий_Д | Теги: Росатом, круглый стол, градирни ЛАЭС-2
Просмотров: 2801 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Форма входа
Наш опрос
Согласны ли Вы с ввозом в г.Сосновый Бор радиоактивных отходов из других регионов?
Всего ответов: 21
Экспресс-общение

«Родной берег» © 201О - 2021 г.Сосновый Бор Ленинградская обл.
NGO.RU - Каталог общественных ресурсов Рунета Дешевая IP телефония